Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: memory (список заголовков)
23:16 

Помоги мне!!!

Самая великая вещь на свете - это владеть собой. (с)
Где мой дом из песка недостроенный
Он, наверное, не выдержал ветра
Отчего так бессильны порою мы
Перед целью своей в сантиметре?

Где мой мир безупречный и правильный
Он рассыпался облаком пыли
Мои ангелы небо оставили
А вернуться на землю забыли.

И никого вокруг, это только мой стук в старые ворота
И никого здесь нет, это только твой след, мне неважно кто ты.

Помоги мне! Сердце моё горит
На костре не потухшей раны, на углях от пустых обид
Помоги мне! Слёзы мои утри
Склей обломки моей вселенной, каплю веры оставь внутри.

Ты дорога моя неопасная
И теперь мне, похоже, не сбиться
Если боль залепить лейкопластырем
И лететь дальше раненой птицей.

Я не знаю, где точки отмечены
Слишком сложно во всё это верить
Мне взамен предложить больше нечего
Кроме самой последней потери.

И никого вокруг, это только мой стук в старые ворота
И никого здесь нет, это только твой след, мне неважно кто ты.

Помоги мне! Сердце моё горит
На костре не потухшей раны, на углях от пустых обид
Помоги мне! Слёзы мои утри
Склей обломки моей вселенной, каплю веры оставь внутри.
(с)

@темы: memory, грусть

16:51 

Чего не может сделать богдыхан?

Самая великая вещь на свете - это владеть собой. (с)
«Всесильный богдыхан много видел при своём дворе людей ловких, людей хитрых, и ему захотелось увидеть счастливых людей.

«Я — солнце, которое золотит только вершины гор и лучи которого никогда не падают в долины!» — сказал он себе и приказал своему главному обер-церемониймейстеру принести список низших чиновников. Церемониймейстеры принесли 666 свитков, каждый в 66 локтей длины, на которых еле-еле уместились все имена.

— Сколько их, однако! — сказал богдыхан и, указав на имя мандарина 48 класса Тун-Ли, приказал главному обер-церемониймейстеру:

— Узнай, что это за человек!

Приказания богдыхана исполняются немедленно, и не успел бы богдыхан сосчитать до 10000, как главный обер-церемониймейстер вернулся и с глубоким поклоном сказал:

— Это твой старый служака, всесильный сын неба. Честный, скромный чиновник и примерный семьянин. Он отлично живёт со своей женой, и они воспитывают дочь в благочестии и труде.

— Да будет ему радость! — сказал богдыхан. — Я хочу осчастливить его взглядом моих очей. Пойди и объяви ему, что в первый день новой луны он может представиться мне со своим семейством.

— Он умрёт от счастья! — воскликнул главный обер-церемониймейстер.

— Будем надеяться, что этого не случится! — улыбнулся добрый богдыхан. — Иди и исполни мою волю.

— Ну, что? — спросил он, когда обер-церемониймейстер возвратился во дворец.

— Твоя воля исполнена, как святая, всесильный сын неба! — простираясь ниц пред богдыханом, отвечал главный церемониймейстер. — Твоё милостивое повеление было объявлено Тун-Ли при громе барабанов, звуках труб и ликующих возгласах народа, славившего твою мудрость!

— И что же Тун-Ли?

— Он казался помешанным от радости. Никогда ещё мир не видел такого радостного безумия!

День представленья Тун-Ли ко двору приближался, казалось, медленно, — как всё, чего мы ждём. Богдыхану хотелось поскорее взглянуть на счастливого человека, — и однажды вечером он, переодевшись простым кули, с проводником отправился в тот далёкий квартал Пекина, где жил Тун-Ли. Ещё издали слышны были крики в доме Тун-Ли.

«Неужели они так громко ликуют?» — удивился богдыхан, и радость расцвела в его душе.

— Несчастнейшая из женщин! Презреннейшее из существ, на которое когда-либо светило солнце! — кричал Тун-Ли. — Да будет проклят тот день и час, в который мне пришло в голову на тебе жениться! Поистине, злые драконы нашептали мне эту мысль!

— Мы живём триста лун мужем и женой! — со слезами отвечала жена Тун-Ли. — И я никогда ещё не слыхала от тебя таких проклятий. Ты всегда находил меня милой, доброй и верной женой. Хвалил меня.

— Да, но мы не должны были представляться богдыхану! — с бешенством отвечал Тун-Ли. — Ты покроешь меня позором! Ты сделаешь меня посмешищем всех! Разве ты сумеешь отдать тридцать три грациозных поклона, как требуется по этикету?.. Мне придётся сквозь землю провалиться со стыда за тебя и за дочь. Вот ещё отвратительнейшее существо в целом мире! Урод, какого не видывало солнце!

— Отец! — рыдая, отвечала дочь Тун-Ли. — Отец, разве не ты называл меня красавицей? Своей милой Му-Сян? Своей кроткой Му-Сян? Разве ты не говорил, что милее, лучше, послушнее меня нет никого в целом мире?

— Да! Но нога в два пальца длиною! — с отчаянием восклицал Тун-Ли. — Я уверен, что богдыхан умрёт от ужаса, увидев такую ногу-чудовище.

— Меня растили не для того, чтобы носить в паланкине! — плакала бедняжка Му-Сян. — Мои ноги для ходьбы. Я должна ведь выйти замуж за такого же скромного и бедного чиновника, как ты, отец. Меня воспитывали для труда.

— Будь проклято твоё уродство, когда надо представляться богдыхану! — закричал вне себя Тун-Ли.

В эту минуту у дверей раздался удар гонга, и в горницу вошёл ростовщик.

— Ну, что же, Тун-Ли? — спросил он. — Обдумал ты мои условия?

— Но мы умрём с голода, если примем твои условия! — прошептал Тун-Ли, от ужаса закрывая ладонями лицо.

— Как хочешь! — пожал плечами ростовщик. — Но помни, что время идёт. Если ты будешь медлить, мы не успеем сделать ни синего шёлкового платья с золотистыми рукавами для тебя, ни зашитого шелками платья для твоей жены, ни расшитого цветами платья для твоей дочери. Ни всего того, что необходимо, чтобы представиться ко двору. Что ты будешь тогда делать?

— Хорошо, я согласен… согласен… — пробормотал Тун-Ли.

— Так помни же, чтобы не было потом споров. Я делаю тебе всё это, а ты в каждую новую луну отдаёшь мне три четверти своего жалованья.

— Но мы умрём с голоду! — воскликнул Тун-Ли, всплёскивая руками. — Возьми половину. Не убивай нас!

Тун-Ли, его жена и бедная маленькая Му-Сян ползали перед ростовщиком на коленях, умоляя его брать половину жалованья Тун-Ли.

— Ведь мы должны будем голодать всю остальную жизнь.

— Нет, три четверти жалованья каждую новую луну, — стоял на своём ростовщик, — последнее слово: согласен ты или нет?

И Тун-Ли, рыдая, отвечал:

— Хорошо, делай!

— О, небо! — прошептал богдыхан, и слёзы полились из его глаз.

— Не смей мне говорить этого! — закричал он в величайшем гневе, когда вернулся во дворец и главный церемониймейстер, по обычаю, распростёрся пред ним ниц и назвал его «всесильным».

— Не смей мне лгать! — со слезами закричал богдыхан. — Какой я всесильный! Я не могу сделать человека счастливым!

И грустный, бродя по своим великолепным, благоухающим садам, он думал: «Я — солнце, которое светит и греет только издали, и сжигает, когда приближается к бедной земле!»»

@темы: memory, по умолчанию

02:38 

Мудрость.

Самая великая вещь на свете - это владеть собой. (с)
Мое сердце пылает как огонь

Сен [Сйон] Саку, первый дзенский учитель в Америке, говорил:"Мое сердце пылает: как огонь, глаза холодны, как мертвый пепел." Он создал правила, которые выполнял всю свою жизнь.
Вот они:
Утром перед одеванием воскури ладан и медитируй.
Ложись спать в определнный час.
Принимай пищу через определенные интервалы.
Ешь умеренно и никогда не досыта.
Будь наедине с собой таким же, как при гостях.
Будь при гостях таким же, как наедине с собой.
Слеи за тем, что говоришь, и все, что сказал, выполняй.
Если приходит благоприятный случай, не позволяй ему пройти мимо; кроме того, прежде, чем действовать, дважды подумай.
Hе сожалей о прошлом. Смотри в будущее.
Пусть у тебя будет бесстрашие героя и любящее сердце ребенка.
Оставшись один для сна, спи, как будто это твой последний сон.
Просыпаясь, сразу же оставляй свою постель, как будто ты оставляешь пару старых ботинок.

@темы: memory, притчи

00:18 

Японская гравюра. Оно Бакуфу.

Самая великая вещь на свете - это владеть собой. (с)
Оно Бакуфу родился в 1888 году в Токио, умер в 1976 году. Был почетным членом Академии изящных искусств префектуры Хего.
Широкую известность принесла этому мастеру, тонко чувствующему красоту природы, серия гравюр по дереву «Собрание картин известных японских рыб». Даже по немногим работам, радующим глаз своей утонченной изысканностью, можно судить об оригинальной технике этих произведений искусства.
Стиль Оно Бакуфу не вписывается ни в одно из двух основных направлений производства гравюр по дереву «Shin hanga” и “Sosaku hanga”, существовавших в Японии в первой половине XX века. Его можно охарактеризовать как «потерянный во времени и пространстве». Под руководством художника умелые резчики по дереву и печатники трудились над эстампами, используя картины и эскизы, посвященные жизни рыб.
Издателем Оно Бакуфу, как правило, был Ханга-Ин из Киото. Киотские издатели не практиковали ориентированный на экспорт стиль токийских издателей (один из ведущих Ватанабэ Шозабуро). Их стиль более консервативен с небольшой примесью модернизма.
Отличительной особенностью гравюр Оно Бакуфу является их «эфирное» качество. При беглом взгляде гравюры можно принять за акварель. Эти изображения не являются графикой в обычном смысле, им присуще высокое качество форм. Техника создания гравюр по дереву непроста, довести же ее до такого уровня мастерства — настоящее искусство. Исключительное внимание к деталям, грамотное использование традиционного японского метода печати «уние-э», что означает «плавающий мир искусства», кропотливая ручная работа с использованием слюды... Художник рисует изображение на японской бумаге, которая затем приклеивается лицевой стороной вниз на вишневую доску (так называемый ключевой блок). Для нанесения на ключевой блок различных цветов изготавливаются небольшие дополнительные деревянные блоки. На каждый из таких блоков наносится определенный цвет посредством пропитанной тушью специальной бумаги, а на ключевом блоке вырезается соответствующий фрагмент эскиза. Этот трудоемкий и длительный процесс повторяется от 150 до 200 раз. Таким образом на ключевой блок наносится фрагмент за фрагментом эскиза, происходит последовательное наложение цветов. В результате получается один эстамп. Все это делает каждую гравюру похожей на картину.
Несомненно, Оно Бакуфу обладал цепкой зрительной памятью и наблюдательностью. Ведь его эскизы рождались после погружений на десятиметровую глубину в подводный мир. Здесь, в маленькой подводной лодке, он любовался многочисленными рыбами, дефилирующими в луче света.

Еще работы Мастера.

@темы: memory, искусство

01:40 

Самая великая вещь на свете - это владеть собой. (с)
Не сдерживай слезы, звезда-печаль.
Забыты во мраке бокалы из бронзы.
Молиться не нужно, найти причал
Теперь в твоей власти, а мне уже поздно.

Не ты ли молчала, звезда-печаль,
Над телом моим, распростертым у храма?
Не ты ли молчала, а я кричал,
Бросая надежды к ногам Авраама?

Забудь мое имя, звезда-печаль,
Я меч свой поднял, повинуясь сомненьям.
Достиг я предела. Конца начал.
Душе моей больше не будет прощенья.


@темы: memory, грусть

04:59 

Простите меня....

Самая великая вещь на свете - это владеть собой. (с)
Мир не меняется по щелчку пальцев.
И я не могу в одночасье изменить то, что есть.
То, что происходит со мной.
Небо, а как бы хотелось, чтобы проснувшись завтра, я нашел все изменившимся.
Таким, каким я бы хотел все видеть.

Такое малодушное и глупое желание.
Многих сил мне стоят перемены в моей жизни.
Наверное потому что я слаб. Как ни стыдно это признавать.

Нет сил сказать ей, что отпускаю, потому что нет сил отпустить.
До слез обидно сознавать это.
До слез обидно, когда в голове есть четкий план действий, при встрече с ней превращающийся в дым...
И что это такое, как не эгоизм? Я не могу просто так взять и отказаться от всего, что было между нами.
Хотя бы и ничего не было.

Я люблю ее, но даже сказать ей это сейчас не могу, потому что боюсь снова услышать то, что услышал в последний раз в ответ. И кто я после этого? Жалкий трус.

Прости меня, моя Королева, твой рыцарь поддался чувствам.
Ушедший год оставил болезненный след в душе, но я сам приложил к этому руку. И винить некого, кроме себя самого.
И тяжелая рана добила мои нервы.

Мне стоит снова уйти в закат на поиски Повелителя Дождя.
Менестрель Ветра умер во мне.

Я вернусь, когда смогу воскресить его.

@темы: по умолчанию, memory

08:34 

Вспомнилось.

Самая великая вещь на свете - это владеть собой. (с)
Когда-то давно услышал эту песню и она запала мне в душу.
Каждый выбирает для себя

Музыка Виктора Берковского

Стихи Юрия Левитанского

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку -
Каждый выбирает для себя.

Каждый выбирает по себе
Слово для любви и для молитвы.
Шпагу для дуэли, меч для битвы
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает по себе.
Щит и латы, посох и заплаты,
Меру окончательной расплаты
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает для себя.
Выбираем тоже - как умеем.
Ни к кому претензий не имеем.
Каждый выбирает для себя!


@темы: memory

О чем молчит Рыцарь Тумана...

главная