Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: размышления (список заголовков)
05:00 

В сердце - роза.

Самая великая вещь на свете - это владеть собой. (с)
Укройте его покрывалом,
как лучшего из коней укрывают от сглаза,
как укрывают в футляре свиток,
или как меч укрывают в ножны,
ибо злы глаза непонимающих,
и грязные души грязное видят
и причинят ему зло и беду и бесчестье…


Всегда, всегда, сколько бы ни прошло лет, всегда ты будешь стоять у края, не видя меня и не зная, здесь ли я, только надеясь на это, и ветер будет ловить твой плащ и тянуть тебя в пропасть, а я всегда буду смотреть на тебя и взглядом поддерживать тебя на краю, и не оторву взгляда, и ты не уйдешь от края. Что бы с нами ни случилось, что бы между нами ни встало, здесь, разлученные, мы будем вместе.

Что от тебя осталось,
похитивший мое сердце?
Высокий огонь взвихрился,
как полы плаща путника,
так внезапно повернувшего вспять.
Где я тебя увижу?
Возлюбленный пламени,
где бы оно ни пылало,
в пламени ты пылаешь,
похитивший мое сердце,
напоивший его огнем.
Пламени всплеск,
шелк золотой, сиянье —
вот где тебя я увижу.
Что от тебя осталось,
если так огонь ревнив,
и после его объятий
никто тебя не видел,
и не знают, какой дорогой ушел ты,
и какой вернешься,
так что некому вслед
махнуть рукою.
Где мне искать тебя,
у каких ворот встречать,
в сторону какую посылать гонцов…


Я стоял, прислушиваясь, в темноте. Не более чем один удар сердца разделял это мгновение — и то, эту вечно немую тьму — и звук, еще звенящий тайно и неуловимо где-то там, там, нет — здесь, более здесь, чем я.
Не могло быть между ними более одного удара моего сердца, ибо это и был первый удар моего сердца.
Но едва сердце отозвалось, звук пропал. Не угас, как угасают отголоски, когда струна дрогнет в последний раз, а исчез так просто и необратимо, будто его и не было никогда, но в то же время он и исчезнуть мог, только быв. Он должен был звучать, чтобы отозвалось мое сердце, которого не было, но едва оно стало, он перестал. Я не могу объяснить иначе.
Я знал, что источник звука существует. Здесь, где я не могу его слышать издалека. Когда я был дальше, я слышал его так же ясно, как мать и во сне слышит дыхание своего дитяти. Здесь же я не мог, пока не приближусь. В сердце роза. Я знал, что мне не будет покоя, пока я не найду ее.
Я стоял в темноте, стиснув кулаки. Что-то остро ткнулось мне в левую ладонь. Так, должно быть, клюет скорлупу изнутри птенец. Так толкается в землю упорный росток. Ткнулось и затаилось. И еще, и еще раз — остро, и жадно, и отважно. В такт ударам сердца.
Я раскрыл ладонь, поднеся к глазам. Что-то ужалило меня в самую середину ладони. Осветив вздрагивающие пальцы, заплясал язычок пламени.
Я зажмурился. Я не помнил боли. Я помнил, что она была.
Огонь.
Я знал, что тот костер давно угас, и зола остыла, и ветер развеял ее. Но там, где я был до сих пор, времени нет. И страх был столь же далек от меня, сколь неотступен. Всю вечность.
А здесь я помнил о нем, как о боли, что он был.
Огонь.
Яснее я помнил звук, исчезнувший, едва появился я. Я знал этот голос, как свой, я управлялся с ним едва ли не лучше, чем со своим. Гортань знает усталость, но не дарна, рожденная петь — и ни для чего более.
Где-то она пела — В сердце роза. Я должен был ее найти.

(с) Алекс Гарридо - Акамие

@темы: размышления, прекрасное

05:08 

Голос души.

Самая великая вещь на свете - это владеть собой. (с)
Желать чего-либо страстно и от всей души бывает опасно.
Потому что такие желания могут сбыться в самой непредсказуемой форме...

Демон явился ночью, бесшумно и неожиданно.
Огромной тенью он возник у моей постели и едва слышно усмехнулся.
Я не спал. Меня мучили страные и тревожные мысли и вот, наконец, они обрели физическую форму.
Демон наклонил голову, видимо ожидая от меня хоть какой-то реакции на свое появление.
А я был скован страхом, животным и непостижимым, и не мог ни шевельнуть пальцем, ни закричать.
Я просто расширенными от ужаса глазами смотрел на своего ночного гостя и пытался рассмотреть черты его лица, а заодно подавить в себе приступ паники.
Демон снова усмехнулся, чувствуя мою слабость, и присел на край кровати. Я рефлекторно отшатнулся в сторону, прижавшись спиной к каретке. Про себя я с облегчением отметил, что в нужный момент смогу двигаться, что мой страх не смог окончательно подавить во мне желание спасти свою шкуру во что бы то ни стало.
В руках демона возникла свеча, маленькая, с теплым желтым пламенем.
Растянув губы в улыбке, он поставил свечку на прикроватный столик, и , продолжая улыбаться, снова устремил взгляд на меня.
- Кто ты?
Мой собственный голос удивил меня. Не смотря на мелкую дрожь, бьющую мое тело - он не дрогнул.
Демон сузил глаза и тихо ответил:
- Твой гость. А кого бы ты хотел сейчас здесь видеть?
Вот так просто, без ложной скромности, не пряча глаз...
Я даже не успел подумать над вопросом, как демон с неуловимой скоростью изменил внешность.
Теперь на меня с загадочной улыбкой на тонких губах смотрел мой давний, но ушедший друг. Его светлые волосы рассыпались по плечам, руки расслабленно лежали на коленях, а в ясных голубых глазах мерцало то самое чувство, с которым он когда-то не смог смириться и просил меня избавить его от мук.
Мое сердце болезненно сжалось и ком подкатил к горлу.
Понимая, что это видение, морок, наведенный демоном, я все же потянулся к нему, кончиками пальцев коснувшись его плеча..
- Ты умер...
Слова застревали у меня в горле.
- Мой меч пронзил твое сердце...
Видение ласково улыбнулось мне. Он был так реален, я пальцами ощущал тепло его тела, жесткий изгиб его тренированного плеча, едва заметное трепетание пульса под кожей, даже сквозь ткань рубашки.
Одно плавное движение и он сжимает в своих ладонях мою руку, такой до боли знакомый жест...
Как мне хотелось в сотый, тысячный раз просить у него прощения за то, что не уберег, за то, что смог лишь единственным способом упокоить метущуюся душу, за то, что не смог найти другой возможности помочь...
Как хотелось обнять, прижать глупого мальчишку к груди. Но мысль о том, что это все наваждение, что нельзя давать волю чувствам, билась на задворках сознания.
Стоило мне лишь освободить руку из ладоней друга, как на его лице отразилась боль, он потянулся ко мне, кровь ручейком потекла из уголка его губ. Я опустил глаза и увидел свой меч вонзенным в его грудь. Алое пятно неумолимо расползалось по белому льну рубашки...
В отчаянии я схватился за голову. Снова переживать эту горькую главу моей жизни не было никаких сил...
Крик сорвался с губ сам собой:
- Прекрати!!!
На меня снова смотрел демон, весь в черном, с бледной кожей и совершенно незапоминающимися чертами лица.
Он по-прежнему улыбался, хотя теперь его улыбка выглядела сочувственно-издевательской.
- Что тебе нужно?
Негодование и злоба накатывали на меня волнами, заставляя скрипеть зубами и в бессильной ярости сжимать кулаки, до крови впиваясь ногтями в кожу ладоней. Как это жалкое порождение тьмы посмело издеваться над моими чувствами, извлекая наружу из самых глубин сердца затаенную боль?
Единственным желанием было выхватить меч и снести голову своему ночному гостю.
Демон понял мое настроение, но даже не шелохнулся, когда я вскочил с кровати и схватился за оружие.
Он видимо ждал такой реакции, потому что стоило мне обнажить меч и замахнуться им, как он снова изменил обличье.
С глухим стоном я выронил меч из рук и отступил на один шаг от кровати. Сейчас на меня оттуда смотрела та, что долгое время не давала мне спокойно жить. Во многих смыслах этого слова. И основной причиной моего беспокойства была любовь к этой девушке. Любовь на грани ненависти. Страсть, которая проходит быстро, но оставляет глубокий след в душе на всю жизнь. И нельзя с полной уверенностью сказать, что ничего не осталось от такого чувства, потому что всколыхнуть его в душе может даже простой образ, видение, звук голоса некогда возлюбленной девушки. И сказать - уходи, не люблю - нельзя. Потому что люблю. Хоть это и в прошлом.
Она смотрела на меня слегка надменно, как и всегда, в каждом изгибе ее стройного тела, скрытого простым серым платьем, читалось удивление. Она была удивлена тому, что я поднял на нее меч...
- Ты не рад мне, Мильф?...
Ее голос, как удар кнута, заставил меня вздрогнуть.
- Ты - не она! Ты - видение! Уйди, подлый демон!!
Она смеялась, долго и от души, и я уже перестал понимать, что происходит.
В свете единственной зажженной в комнате свечи, девушка выглядела как никогда обольстительно.
Разглядывая ее и проклиная в мыслях собственные темные желания, вздумавшие вылезти на свет, когда я был к этому совершенно не готов, я тихо поинтересовался:
- Черт побери, я не понимаю, что тебе от меня нужно?
- Ой, Мильф, прекрати. Не будь таким подозрительным. Сядь рядом, давай поговорим. Сколько уже мы с тобой не виделись? Как давно в последний раз говорили по душам? Когда в последний раз оставались наедине?...
Она чуть прикрыла веки, сверля меня пламенным взглядом своих темно-чайных глаз.
Она всегда была похожа на египтянку...
Красивая, смуглая, изящная и гибкая... С нее можно было писать портрет богини Бастет.
И сейчас она вызывающе улыбаясь, потянулась и грациозно, словно не нарочно, упала на шелковые простыни моей постели.
- Ты...
Я даже забыл, что собирался сказать. Она всегда сводила меня с ума. Ей одинаково легко удавалось и доводить меня до бешенства и заставлять подчиняться каждому ее слову...
И я даже понимал, что прикажи она сейчас мне пойти к обрыву и броситься на скалы - я пойду. И при этом я не менее четко осознавал, что это вовсе не она, а ужасный демон, манипулирующий моим сознанием...
- Иди же сюда... Я знаю, ты скучал по мне, мой дорогой Мильфиэль....
Ее чарующий голос совершенно лишил меня рассудка, я как загипнотизированный подчинился.
Она легонько постучала ладонью по постели возле себя и я послушно лег рядом, внутренне содрогаясь, но не имея сил противиться. Ее тонкие холодные пальцы коснулись моего лица, невесомо скользя по коже.
- Неужели тебе так противны мои ласки, Мильф?
Ее ладонь легла мне на грудь.
- Чего ты добиваешься?
- Разве ты не этого хочешь?...
Она мягко провела рукой по моей груди вниз.
Я закрыл глаза, призывая все свое оставшееся самообладание, а потом резко откинул ее руку в сторону, садясь на постели. Открывать глаза не хотелось, эта иллюзия измотала мои нервы. Но я почему-то знал, что это только начало.
Медленно-медленно я заставил себя посмотреть в сторону того, кто сидел рядом со мной.
Демон саркастически ухмылялся, видя что тени усталости залегли под моими глазами, а лоб прочертила глубокая морщина.
- Скажи, рыцарь, почему ты с таким упорством бежишь от того, что я милостиво дарую тебе? Ведь именно об этих людях ты так часто думаешь, так хочешь, чтобы они снова были рядом с тобой. Так от чего же гонишь прочь самых дорогих? Список еще большой, я могу показать тебе всех, в ком ты нуждаешься, но отрицаешь это.
- Нельзя вернуть то, что ушло.
Я злился, таким взбешенным и беспомощным я давно себя не ощущал.
Снова у меня возникло желание отрубить голову проклятого демона, чтобы он наконец оставил меня в покое.
Но я не успел. Упустил шанс остановить истязателя. Он снова поменял форму, сбивая меня с толку и приводя в оцепенение. И теперь поток образов был нескончаем. Лица менялись одно за другим, вызывая все новые приступы боли в моем сердце. Люди, в которых он оборачивался - давно ушли из моей жизни, либо были невозможно далеки от меня. И эта пытка, казалось, никогда не кончится. Я вдруг подумал, сколько же людей я потерял. Скольких просто не смог удержать, скольких отпустил по собственной воле, хотя далось мне это с огромным трудом. Но еще больнее было видеть лица тех, кто был со мной лишь мысленно, потому что мы не могли встретиться из-за растояния, нас разделяющего...
Слезы обожгли мои глаза, горячими каплями прочертили влажные дорожки на моих щеках.
- Почему ты плачешь, мой славный Рыцарь?..
Я боялся этого... Больше всего я боялся, что демон примет этот образ.
Образ моей Королевы.
Я вскинул голову, впиваясь взглядом в лицо человека, ради которго поклялся отдать жизнь и ради которого жил.
Она была как всегда прекрасна... Ее прозрачные зеленые глаза лучились любовью, всепоглащающей и всепрощающей.
Ее улыбка стоила миллионов других и была несравнима ни с какой другой...
Моя Королева протянула ко мне руки, тихо произнеся:
- Не плачь, мой возлюбленный Рыцарь... Твоя королева всегда будет с тобой... Просто позволь своей душе отдохнуть от ран... Отпусти всех, кого держишь в ней в заточении и пытаешь свое сердце напрасной болью...
Мое сердце готово было выпрыгнуть из груди, стон застрял в горле, а слезы бесконечным потоком катились по щекам, но я не мог отвести взгляда от нее.
- Я не могу больше...

Теплые нежные руки моей Королевы легли мне на плечи и внезапно все исчезло.

Не было ни света свечи, ни демона, только я со своими страхами и болью наедине в темной спальне...

@темы: ушедшее прошлое, размышления, воспоминания, боль

20:30 

Стоит ли........

Самая великая вещь на свете - это владеть собой. (с)
Стоит ли быть мне здесь?....
Или лучше уйти?..........
Я не знаю.................


@темы: размышления

06:51 

Ночное...

Самая великая вещь на свете - это владеть собой. (с)
Только дождаться восхода солнца...
Только увидеть первый его луч...

Чтобы высматривать и не находить в слабой утренней дымке твой призрачный, но такой родной образ....

В предрассветной тиши вдыхать терпкий морозный воздух декабря, обжигающий горло и греть озябшие руки у догорающего костра...

Мои мысли с тобой, моя принцесса, там, где ты кружишься в своем завораживающем танце... И мягкие белые снежинки, повинуясь движениям твоих прекасных рук, завиваются лентами вокруг тебя....

Ты каждую зиму повторяешь этот бессмертный танец в снежном круговороте, босиком на льду...
Ты всегда выполняешь каждое движение безупречно и плачешь после...

Я снова в пути. Я иду к тебе вечности напролет. И буду идти, снова и снова проживая сотни жизней, снова и снова умирая, и буду каждую зиму любоваться твоим бессмертным танцем.

Все меняется, и только вечность изменений неизменна.....


@темы: размышления, принцесса, грусть

О чем молчит Рыцарь Тумана...

главная